главная    новости    история    лица    аппарат    концерты    диски   тёзки

 

история виа "радуга"    
     
  1962-1969 |  предистория

1975 | первая репетиция |  mark I |  первый концерт

1976 | конфликт |  mark II |  новый уровень

1977
-1978 mark III  |  новый стильфинал

2001-2002
mark III comeback  |  новый рекорд


2003 | концерт в лесу | mark IV | рок-фест | огонёк
 
2004 | спортмастер | байк-шоу | альбом


2005-2006 | бункер | спортмастер II | переезд | церетели  
     
    1977.  mark III

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Саша Липко - гитара, вокал
Миша Шапиро - ударные, вокал
Дима Агеев - бас-гитара
Андрей Недвецкий - гитара, вокал

Начиная с 1977 года на сцене ВИА "Радуга" всегда выступал только в таком (или меньшем) составе. Ни Ира, ни Коля больше с нами не пели, хотя Коля нам часто помогал с аппаратурой.

К сожалению, ни одной фотографии от этого периода не осталось - их просто никто не делал.

В марте нас пригласили сыграть на «Огоньке» у семиклашек - мы потихоньку становились «звездами». Андрей приехал из Москвы с опозданием, и когда зашел в класс, где шел «Огонек» был встречен почти овацией. Ребята в это время уже играли «The House of the Rising Sun». Воодушевленный такой встречей, он схватил привезенный с собой микрофон от какого-то импортного магнитофона (одолженный у московского одноклассника Вовы Мадаева), воткнул его в какой-то усилитель  и начал петь, причем что это был за текст, до сих пор не очень ясно. Но какой же это был кайф!

О хорошей аппаратуре мы могли только мечтать: ее, во-первых, в СССР купить было практически невозможно, а, во-вторых, даже на то, что имелось в магазинах, денег не было. Мечты о настоящей аппаратуре выливались в бесконечные украшения школьных тетрадей ее изображениями (см. картинку 1977 года, нарисованную Недвецким).

А в апреле состоялось одно из самых выдающихся событий в истории «Радуги» - выступление на «Огоньке» в московской 23-ей спец. школе, где учился Недвецкий. В Москву приехали все, даже Ира и Коля. Шапиро в это время уже не только стучал, но и пел почти все песни, Андрей играл на ритм-гитаре и школьном рояле, Липко «делал» все более интересные «соляки» (у него был длинный гитарный кабель, и во время соло в "Шизгаре" он даже спрыгивал со сцены и выходил в зал), Димкин бас начал звучать уже почти так, как надо. Аппаратуру, включая неподъемный 50-ти ваттный ламповый усилитель из кино-класса и колонку к нему, привезли из Жуковского в буквальном смысле на себе.

Пока в актовом зале собирались «зрители», мы настраивали аппаратуру. Для проверки звука сыграли какой-то простенький шейк. Так вот: даже этот импровизированный шейк уже произвел фурор. Совершенно обалдевшие одноклассники только молча похлопывали Андрея по плечу и качали головами - слов не было. А когда же мы выдали почти полуторачасовую программу, включавшую и инструментальные вещи, и песни, началось что-то невообразимое - в зале свистели, кричали, танцевали. Половину вещей пришлось играть на бис.

И еще одно событие подобного масштаба произошло в этом же году, но уже без Недвецкого. На вечер старших классов в Жуковской школе пригласили какой-то ансамбль, а он не приехал (очевидно это была группа "Много много любви", лидер которой Мумин сильно злоупотреблял алкоголем). И тогда ребят спросили, не смогут ли они поиграть на танцах. Ребята быстро сбегали к бабушке Андрея, у которой хранились инструменты, притащили их в школу и втроем отыграли полный вечер, причем  танцевала вся школа.

     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Электрогитара "Аэлита"


Бас-гиатар Орфей


Педаль "Эффект"


Липко с "Аэлитой"

 

1977. новый стиль

На день рождения главные «спонсоры» Недвецкого -  дедушка с бабушкой - подарили ему рижскую педаль «Anita». Там были фуз и квакер. Можно было начинать играть настоящий рок. И мы начали.

На даче у Димы за несколько репетиций мы сочинили три довольно тяжелых  (преимущественно инструментальных) композиции: набор игравшихся в унисон на гитаре и басе рифов, эффектных пауз, басовых ходов, гитарных соло. Их мы и подготовили к традиционному майскому «Огоньку». Шапиру родители упекли на обследование в больницу: мама Роза обнаружила у него болезнь печени (якобы, язык у него был желтый), впрочем, врачи диагноза не подтвердили. Так что играть на барабанах и петь пришлось Андрею.

Расположились на этот раз не на сцене, а перед ней, прямо рядом со зрителями. Сыграли, как сейчас кажется, отлично. И впервые выступление "Радуги" было встречено довольно прохладно - наши рок-эксперименты никому не понравились, все по традиции ждали легких эстрадных песенок. Но мы не отступили. Советскую «попсу» с тех пор мы больше практически не играли, зато в репертуаре появились «Into the fire», «Child in Time» и «Burn» Deep Purple, композиции Puhdys, The Doors, Creedence. Впрочем, все это случилось уже в следующем учебном году, в девятом классе.

Летом Андрей с родителями ездил в отпуск в Новгород и там знакомый его отца - директор завода - обещал сделать нам подставки для микрофонов, и таки сделал три полностью разборных «журавля». Теперь на репетиции Недвецкий ездил не только с гитарой, но и с тяжеленным чемоданом (выкрашеным в белый цвет) с «журавлями».

Осенью все мы распрощались с самодельными гитарами, продав их ребятам из восьмого класса (в группу входили Мельц, Микеладзе, Поплавский и пр., их первую песню про Карлсона на мотив "Yellow River" играть их научили Димка с Сашей). На заработанные в летнем трудовом лагере деньги Дима купил себе болгарский бас «Орфей» , а Саша - лучшую по тем временам российскую гитару, ростовскую «Аэлиту». Андрей поставил звукосниматель за 9 рублей на свой болгарский акустический «Орфей». Кроме этого, расставшись с вечно ломавшейся рижской педалью, Андрей и Саша купили себе московские педали «Эффект», в которых были фуз, квакер, авто-waw (тембровое вибрато) и амплитудное вибрато. Правда, ломались они ничуть не реже рижской. Для микрофонов (от бытовых магнитофонов) за 10 рублей был приобретен мини-микшер. Что играли - вспомнить практически невозможно. Новогоднего «Огонька» же в этом году почему-то не было

     
 

 

 

 

 

 

  
Усилители "Радуга" и "Электроника" 

  1978. финал

С начала 1978 года Андрей практически перестал ездить нa репетиции - началась подготовка к поступлению в институт, и по входным он занимался с репетиторами. По-тихоньку "откололся" от коллектива и Шапиро.

Дима и Саша продолжали играть до конца 1978. Они то играли во 2-ой школе с тамошними ребятами, то в клубе «Дружба» в качестве агит-коллектива. Иногда к ним присоединялся Вова Нечаев - у него обнаружился очень даже приятный голос.

Осенью 1978 года школа наконец купила усилительную аппаратуру (25-ти ватный  усилитель «Радуга», 20-ти ваттный «Ритм» с колонками и стерео-усилитель «Электроника»),  но играть на ней оставалось уже недолго: всем надо было готовиться к поступлению в институт.

Последний концерт «Радуги» в 20-м веке состоялся  зимой 78 года. Был школьный новогодний «Огонек», ребята втроем (без Недвецкого) сыграли всего 2 вещи (Deep Purple и Puhdys), но это был очередной триумф - лучше они не играли еще никогда...

С тех пор ВИА «Радуга» в неполном составе, кажется, собрался только один раз..Однажды, осенью 1982 года на даче у Димки в Кратово встретились сам Димка, Недвецкий  и Шапиро. Выпили бутылочку «Цинандали», повспоминали славные школьные деньки, а потом взяли три акустические гитары и энергично сбацали довольно печальную песенку «Старик». Запись сохранилась.

layer hidden off the screen